перший козацький

Как сепары становятся “признанными нациями”, и почему Война – единственный арбитр. Сергей Белашко

Share Button

Принцип “права нации на самоопределение”, если отбросить романтическую шелуху, с самого начала был инструментом борьбы одних империй с другими. Вокруг “порабощенных” народов-объектов разработки специальных служб враждующих государств формировалась целая мифология, в соответствии с которой им непременно нужно было отвоевать свою “свободу” от метрополии. С поддержкой конкурирующей фирмы, разумеется. По итогам Первой Мировой Войны 4 империи в Европе прекратили своё существование. Остальные пережили сложный период потерь, слияний и поглощений, перерождались и возрождались и существуют в современном виде.

После Второй Мировой Войны произошло укрепление этого принципа. Когда благодаря ЯО и совершенствованию прочих видов вооружений война из нежелательного, но приемлемого способа выяснений отношений между государствами, стала неприемлемым в силу вероятных потерь и разрушений. Договорились, что пытаться менять границы государств и решать конфликты с помощью войны отныне – дурной тон, и так в клубе великих держав отныне не поступают. Так родился и утвердился принцип “нерушимости государственных границ в Европе”, ознаменовавшийся Хельсинкскими соглашениями.

Однако за это время к началу 21 века накопилось около десятка непризнанных государств и спорных территорий, включая Арцах \ Нагорный Карабах. У многих из которых ничуть не меньше этно-культурных и политических оснований для создания независимого государства и развода с “братскими народами”, чем было у расставшихся республик бывшей Югославии или Чехии и Словакии. И именно из-за коллизии двух этих принципов – права нации на самоопределение и нерушимости границ – возникло большинство серых зон и замороженных конфликтов современности.

“Все государства самопровозглашённые так или иначе… Всё больше народов, причём не только тех, которые были колонизированы заокеанскими угнетателями, но и тех, которые жили бок о бок со своими соседями, стали задумываться: а почему бы им не создать своё независимое государство, поскольку они тоже имеют свои культурные и прочие особенности…”
Но как с этим быть? Как решить вопрос цивилизовано?
Однозначных ответов и рецептов нет. Условный принцип, работавший в конце 20-го века, – автономные республики в рамках федеративных образований – легитимные кандидаты на выход, на смену формы и статуса своей государственности. Почему-то с Украиной или Косово (хоты у него и не было статуса республики) это сработало, а с Карабахом – нет. Хотя именно карабахский прецедент имел все основания опередить косовский. Но международное сообщество его проигнорировало.

Приходятся констатировать, что все эти претендующие на автономию и независимость этнокультурные сообщества в глазах и практике мирового сообщества делятся на сорта. Тех, которые достойны, и те, которые нет.
Что позволено клубу западных “цивилизованных держав”, то не позволено отщепенцам, вроде России. На своё государство право имеет не те, кто заметно отличаются от соседей, не представители выраженного отдельного этноса или просто те, кто очень хочет, а те, кому позволит “цивилизованный мир”. Кого он назначит отдельной нацией. Как с косоварами. Были попытки у тамильцев на Цейлоне, чеченцев на Кавказе, сербов в Сербской Краине. Но там нация, которая провозгласила себя раньше, этому препятствовала, и ей это удавалось. Исключение, пожалуй, Абхазия, но в основном потому, что за неё вписалась Россия и (неформально) Турция.

В итоге сумма таких коллизий указывает, что практически единственным эффективным выходом из них является война, которая и расставляет точки над і, тестирую готовность нации к самоопределению на поле боя. Его не получают, его только завоёвывают.

Карабахский конфликт был заморожен 22 года. Когда Азербайджан постулирует, что это его территория и он полон решимости навести конституционный порядок, он слово в слово повторяет то, что говорили и делали Хорватия в 95-м, Россия в 99-м или недавно Шри-Ланка. Подобную аргументацию используют также Мьянма и Колумбия, но только им сил не хватает заставить своих сепаратистов “принять конституционный порядок”.

Глядя на карабахскую ситуацию, выполнять минские соглашения украинские политики считают абсурдным. Лучше накопить силёнок и через лет 20 всё решить по-своему. Но как не запустить эффект домину по всему миру? Если за Косово или Абхазией пойдут страна Басков, Галисия, Каталония и всё остальное, пока, например, Испания не скукожится до границ Кастилии и Арагона.

А пока единственным вариантом снятия противоречий остаётся насилие, репрессии и, нередко, этнические чистки.
Нациогенез не остановить. Вопрос – как его встречать? Нужные новые универсальные правила, которые позволят рождаться новым государствам и менять общепринятые границы с минимальным ущербом для всех. Иначе – новый кровавый глобальный передел.

Сергей Белашко, ЗНАКИ

Киев, 16 октября 2020

–укр–

Ваш отзыв

comments

Translate »