перший козацький

“Непонятный язык” Церкви. Зачем нам церковнославянский? Руслан Калинчук

Share Button

На каком же языке в церкви поют и молятся? Часто слышим от особенно патриотично настроенных сограждан, которые не ходят в храм или принадлежать к другой конфессии “ну неужели невозможно перевести все эти молитвы и службы на понятный язык?» И задаешься уже и сам вопросом, почему же в храмах Украинской Православной Церкви, как богослужебный, используется церковнославянский язык, существуют ли какие-то канонические нормы о сакральности языка богослужения? Давайте разберёмся в этом вместе с миссионером Русланом Калинчуком.

Вместе с христианством на Руси возникла особая лингвистическая форма церковной письменности и проповеди. Не будем забывать, что что христианство никогда не имело и принципиально не могло иметь «сакрального», священного языка. В отличие от ислама или иудейства. С христианством всё с самого начала было иначе. Проповедь Христа возникает среди иудейского народа и затем распространяется среди множества иных народов. Каким должен быть в таком случае священный язык?

Евангелие и вообще все новозаветные сочинения написаны по-гречески, языком самой начальной христианской проповеди был арамейский язык.

В Церкви нет и никогда не было никаких канонических норм, которые закрепляли бы какой-то исключительный богослужебный язык. Подтверждением тому является практика многих православных поместных церквей. Для Церкви вопросы богослужебного языка не принципиальны.

И, к сожалению, большинство православных часто защищают церковно-славянский язык не потому, что воспринимают его как возвышенный язык общения с Богом, а как дань традиции, часто не понимая многих слов и выражений. А в последнее время этот аспект в Украине еще и обострился из-за политической поляризации общества.

В соответствии с уставом УПЦ, который был принят еще в 1990 году, община прихода двумя третями голосов может решить изменить язык богослужения. Есть много приходов, которые молятся на украинском. Хотя, это не спасает эти общины от захвата их храмов раскольниками. Помним случай в Виннице, когда архиепископ Варсонофий спросил одного из парней-националистов, требовавших перехода епархии в ПЦУ, знает ли он «Отче наш», а тот просто не смог процитировать.

Ратуя за украинский язык в храмах, ненавидящие Церковь прикрывают своё желание гнать и захватывать чужое имущество ложным, демонстративным патриотизмом и принадлежностью к “правильным” национально сознательным украинцам.

Должны ли, например, ученые и доктора переходить с профессионального на обычный язык? Задача Церкви, в первую очередь, вести человека к Богу. А то, что мы не понимаем церковнославянского языка означает, что мы не часто ходим в храм, редко молимся.

Гораздо сложнее научиться жить подлинной христианской жизнью, в независимости от языка, на котором молишься.

Киев, 10 октября 2019

ссылка на видео: https://youtu.be/V057rFSlzT4

Ваш отзыв

comments

Translate »